Главная Контакты Карта сайта

Уроки верности и любви

Конкурс педагогических и детско-юношеских работ, посвященный святой блаженной Ксении Петербургской

Уроки

Стихотворения

Молись дитя!
(И. С. Никитин)

Молись, дитя: сомненья камень
Твоей груди не тяготит;
Твоей молитвы чистой пламень
Святой любовию горит.

Молись, дитя: тебе внимает
Творец бесчисленных миров,
И капли слез твоих считает,
И отвечать тебе готов.

***

Под Красным Крестом
(Я. Полонский, памяти баронессы Ю. П. Вревской)

Семь дней, семь ночей я дрался на Балканах,
Без памяти поднят был с мерзлой земли,
И долго в шинели изорванной, в ранах,
Меня на скрипучей телеге везли.
В каком-то бараке очнулся я снятый
С телеги, и понял, что это барак.
День ярко сквозил в щели кровли дощатой,
Но день безотраден был — хуже, чем мрак.

А вот подошла и сестра милосердья!
Волнистой косы ее свесилась прядь…
Я дрогнул: "К чему молодое усердье?
Без крика и плача могу я страдать…
Оставь ты меня умереть ради Бога!"
Она ж поглядела так кротко и строго,
Что дал я ей волю и раны промыть,
И раны промыть и бинты наложить.
И вот над собой слышу голос я нежный:
"Подайте рубашку!", и слышу ответ, —
Ответ нерешительный, но безнадежный:
"Все вышли, и тряпки нестиранной нет!"
И мыслю я: "Боже, какое терпенье!
Я, дышащий труп, я одно отвращенье
Внушаю, но нет его в этих чертах
Прелестных и нет его в этих глазах!"
То грезил я, то у меня дыбом волос
Вставал; то в холодном поту я кричал:
"Рубашку, рубашку!", и долго мой голос
В ту ночь истомленных покой нарушал.
В туманном мозгу у меня разгорался
Какой-то злой умысел, и порывался
Бежать я, как вдруг, слышу, катится гром,
И ветер к нам в щели бьет крупным дождем!
Притих я, смотрю, среди призраков ночи
Сидит, в красноватом мерцанье огня,
Знакомая тень, и бессонные очи,
Как звезды сквозь сумрак, глядят на меня.
Вот встала, идет и лицо наклоняет
К огню, и одну из лампад задувает…
И чудится, будто одежда шуршит,
По белому темное что-то скользит…
И странно, в тот миг, как она замелькала —
Как дух, над которым два белых крыла
Взвились, — я подумал: "Бедняжка устала
И, если б не крик мой, давно бы легла".
Но вот снова шорох, и снова в одежде
Простой (в той, в которой ходила и прежде)
Она из укромного вышла угла
И светлым виденьем ко мне подошла,
И с дрожью стыдливой любви мне сказала:
"Привстань! Я рубашку тебе принесла…"
Я понял: она на меня надевала
Белье, что с себя потихоньку сняла.
И плакал я… Детское что-то, родное
Проснулось в душе, и мое ретивое
Так билось в груди, что пророчило мне
Надежду на счастье в родной стороне.

И вот я на родине! Те же невзгоды…
Но нет! не забыть мне сестрицы святой!
Рубашку ее сохраню я до гроба…
И пусть наших недругов тешится злоба —
Я верю, что зло отзовется добром:
Любовь мне сказалась под Красным Крестом!

***

Заповедь Христа

Если ты врагам не хочешь
от души обид простить,
То и сам напрасно будешь
у Творца того ж просить.
Только тот получит милость
отпущения грехов,
Кто с любовию прощает,
молит Бога за врагов.
Помня заповедь Христову,
братья, будем же всегда
В мире жить,
любить друг друга,
зла не делать никогда!
Из журнала "Кормчий" за 1900 г.

***

При чтении "Жития святых"
(А. Круглов)

Сколько веры, сколько силы!
Духом плоть побеждена…
С этой верой тьма могилы
Человеку не страшна!
Благодатные примеры —
Эти светочи земли…
О, хотя частицу веру
Их мне, Господи, пошли!

***

Нагорная проповедь

Толпу увидавши, Спаситель
На ближнюю гору вступил
И так, говоря громогласно,
Народ обступивший учил: —
Блаженны все нищие духом —
Их Царство Небесное ждет!
Блаженны все льющие слезы —
Их скорбь утешенье найдет!
Блаженны все кроткие сердцем —
Наследуют землю они!
Блаженны алкавшие правды —
Насытят их новые дни!
Блаженны, кто милостью полны, —
Всевышний помилует их!
Блаженны все чистые сердцем —
Увидят те Господа лик!
Блаженны и все миротворцы —
Сынами их Бог наречет!
Блаженны страдальцы за правду —
Их Царствие Божие ждет!
Блаженны, когда вас поносят:
Возрадуйтесь в чистых сердцах!
Большая от Господа Бога
Награда вас ждет в Небесах!
(Из журнала Кормчий)

***

Надпись на Евангелии
(Константин Романов К. Р.)

Пусть эта книга священная
Спутница вам неизменная
Будет везде и всегда.
Пусть эта книга спасения
Вам подает утешение
В годы борьбы и труда.
Эти глаголы чудесные,
Как отголоски небесные
В грустной юдоли земной,
Пусть в ваше сердце вливаются,—
И небеса сочетаются
С чистою вашей душой.

***

Колыбельная песенка
(И. Бунин)

Спи, моя крошка любимая!
Глазки скорее закрой.
Ангел-хранитель невидимо
Вечно стоит пред тобой.

Спи, я спою тебе песенку,
Возле тебя посижу,
Повеселю мое дитятко,
Сказку смешную скажу.

Завтра же раннею пташечкой
Встанешь ты весело вновь;
Встретят тебя, ненаглядную,
Матери ласка, любовь.

***

Матери
(И. Бунин)

Я помню спальню и лампадку,
Игрушки, теплую кроватку
И милый, кроткий голос твой:
"Ангел-хранитель над тобой!"

Ты перекрестишь, поцелуешь,
Напомнишь мне, что он со мной,
И верой в счастье очаруешь...
Я помню, помню голос твой!

Я помню ночь, тепло кроватки,
Лампадку в сумраке угла
И тени от цепей лампадки...
Не ты ли ангелом была?

***

Сиротинка
(И. Вдовин)

Стонет ветер, воет вьюга,
Грустно завывает
И печальные избушки
Снегом засыпает.
По деревне сиротинка
Ходит, чуть ступает,
Христа ради подаянье
С сумкою сбирает.
На плечах его шубенка
Рваная не греет,
Весь от холода бедняжка
Дрогнет, коченеет.
Кто-то, кто-то приласкает,
Скажет с лаской слово
И пригреет сиротинку
Без родного крова?..

***

Сиротка
(К. Петерсон)

Вечер был; сверкали звезды;
На дворе мороз трещал;
Шел по улице малютка,
Посинел и весь дрожал.
"Боже! — говорил малютка, —
Я прозяб и есть хочу,
Кто ж согреет и накормит,
Боже добрый, сироту?"
Шла дорогой той старушка —
Услыхала сироту;
Приютила и согрела,
И поесть дала ему. —
Положила спать в постельку —
"Как тепло!" — промолвил он.
Запер глазки... улыбнулся...
И заснул... Спокойный сон!
Бог и птичку в поле кормит,
И кропит росой цветок,
Бесприютного сиротку
Также не оставит Бог!
Из книги "Первое словечко". Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2002.

***

Под голос вьюги
(C. Надсон)

Глухо стонет вьюга, стонет и рыдает,
И в окно стучит костлявою рукой…
Жгучий страх мне сердце детское сжимает:
"Мама, дорогая, сядь, побудь со мной!"
И она прильнула нежно к изголовью,
Нежно лоб мой гладит, в очи мне глядит,
И под голос вьюги лаской и любовью,
Грустью и заботой речь ее звучит…
Как она прекрасна!.. В трепетном сиянье
Ночника она склонилась надо мной,
Точно светлый ангел в белом одеянье, —
Только легких крыльев нету за спиной!..
Что-то бесконечно кроткое сияет
В бесконечно милых, дорогих чертах,
И горит в улыбке, и в очах ласкает,
И звенит, чаруя, в сдержанных речах…